+7 (978) 854-39-56 (Viber), skype: Stalkrim   Четверг, 08.12.2016, 04:01
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Места Силы в Крыму: День Рождения

Авторский проект Руслана Стойчева
+7(978)8543956 (viber), +7(978)9354573, 26206@list.ru, skype: Stalkrim


отключить рекламу - кликните слева на баннере #CLOSE# или зарегистрируйтесь

О ПРОЕКТЕ


     
СЕВАСТОПОЛЬ


КРЫМ: МЕСТА СИЛЫ
 
МЕГАЛИТЫ КРЫМА

УКРАИНА

ЕВРАЗИЯ


ДРУГИЕ
НАШИ САЙТЫ

ПРИГЛАШЕНИЕ
прогулки и проживание


МИСТЕРИЯ ЕДИНОГО
загадки родовых программ


ДеНь  РоЖдЕнИя
акция без срока и оплаты


нетрадиционные методы

дом художника Лыкова

Календарь
«  Апрель 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика
    Analysis Рейтинг@Mail.ru
    Главная » 2012 » Апрель » 21 » Отче наш..
    21:18
    Отче наш..
    Текст молитвы «Отче наш…»
    Отче наш, Иже еси на небесех!
    Да святится имя Твое,
    да приидет Царствие Твое,
    да будет воля Твоя,
    яко на небеси и на земли.
    Хлеб наш насущный даждь нам днесь;
    и остави нам долги наша,
    якоже и мы оставляем должником нашим;
    и не введи нас во искушение,
    но избави нас от лукаваго.
    Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки.
    Аминь.

    Объяснение молитвы Господней митрополита Вениамина (Федченкова)

    Предисловие

    Поводом к дерзновенной попытке написать истолкование Молитвы Господней послужило случайное обстоятельство. Одно лицо, даже неправославного исповедания (но глубоко сочувствующее Святому Православию), наблюдая современное «христианское» общество разных исповеданий, пришло к печальному и ужаснувшему его факту: люди почти не молятся! Мир весь запутался в неразрешимых вопросах разного рода. Все в беспокойстве и ожидании еще худших бедствий. Все ищут разрешения мировых узлов. И почти не молятся Богу о помощи в столь великих бедствиях… Мало того, верующие разных направлений, даже и те, которые исповедуют себя открыто христианами, все-таки ищут разрешения мучительных вопросов теми же путями, как и неверующие разных ступеней, то есть умом, политикой, войной, соглашениями, а не молитвой к Премудрому. Хуже того, заявляя себя верующими, люди в постоянной ежедневной жизни или не молятся совсем, или ограничиваются посещениями своих приходских храмов в известные праздничные дни (если только еще делают это).

    Наступило какое-то время «пустой» веры! Еще если и «говорят» о Боге, – то Ему не молятся, точно Его и нет вообще, и для них в частности. Если прежде повторяли слова апостола Иакова: «Вера без дел мертва есть», то теперь приходится добавлять: «Вера без молитвы – мертва». Исчезает из жизни молитва. И такое опустошение души привело данное лицо в мучительное, ужасное состояние: если не молятся, то дело плохо! Ища какого-нибудь душевного выхода, соответственного обыкновенным правилам рядового отдельного человека, это лицо решило выпустить книжечку о молитве. Для этого оно остановилось на Молитве Господней. Причины понятны. Во-первых, авторитетность этой молитвы исключительна: ее дал миру Сам Бог, Спаситель наш Иисус Христос. Значит, и нужно молиться. Во-вторых, эта молитва самая распространенная среди христиан. В-третьих – она общая для разных Церквей. А в четвертых – и это самое важное – в этой молитве Господь указал человечеству на содержание наших молитв – как и о чем нужно молиться. Никто уже не осмелится возражать по этому вопросу, ибо Сам Богочеловек дал такую, а не иную молитву. Так и должно молиться.

    А чтобы заинтересовать читателей вопросом о молитве вообще, и Господней в особенности, это лицо захотело предпослать читателям книжечки толкования Молитвы Господней тремя основными исповедованиями: православным, католическим и протестантским; чтобы верующие разных исповеданий могли заинтересоваться и книгой и молитвой. С подобной целью это лицо обратилось и ко мне, как представителю Православной Церкви, с просьбой дать какое-либо авторитетное толкование Молитвы Господней.

    У нас есть краткое истолкование ее в катехизисе, но этого было недостаточно: нужно было более обширное и отвечающее современному состоянию умов и душ читателей. В нашей литературе есть специальная книга, изданная известным богословом епископом Феофаном Затворником, где им собраны воедино толкования знаменитых отцов Церкви – Иоанна Златоуста, Ефрема Сирина, Максима Исповедника и др. Но этой книги теперь за границей невозможно достать. Есть толкование у епископа Игнатия (Брянчанинова), но оно является слишком возвышенно-аскетическим, не под силу обычному верующему. Есть на английском языке толкование Иоанна Кассиана Римлянина (православного), коим пользовался и епископ Игнатий; но и его толкования аскетичны. Поэтому я и дерзнул записать то, что мне приходилось читать и переживать. Бог да поможет и мне и читателям получить от этого пользу.

    Главная мысль Молитвы Господней

    Обычно при толкованиях Молитвы Господней изъясняются отдельные части (или прошения) её, а потом и отдельные слова. И я не помню, чтобы где-нибудь мне пришлось читать общий синтез (обзор или сводку) этой молитвы – т.е. её основную мысль, главный дух, который проникает все отдельные части и даёт общий тон ей. Во всяком случае я и сам нередко задавал себе этот вопрос, но не сразу находил на него ответ: отдельные, частные моления еще понимались так или иначе, но обобщить их в нечто цельное, единое, господствующее было трудно. Но если мы теперь задаёмся целью разъяснить по мере наших скудных сил эту молитву, то естественно задаться прежде всего целью вскрыть эту основную, всепроникающую мысль и дух её. И не может быть, чтобы в Божественной молитве Господа Иисуса Христа были бы указаны только отрывочные мысли, не связанные единым центром. Наоборот, тут мы особенно обязаны усмотреть цельность и единство уже по одному тому, что религиозная жизнь требует исключительной сосредоточенности, концентрации всего человека, всецелой устремленности души. Как Сам Бог есть высочайшая Простота, Единство, свободное от всякой сложности и разделённости, так и от молитвенников Своих Он требует того же. И потому Слово Его, Сын Божий, в данной Им молитве непременно должен был дать нечто цельное, единое, всеохватывающее, как и Он Сам был един со Отцом. Какая же это главная мысль? Каков основной дух Молитвы Господней? Что в ней центральное, объединяющее?

    otche_nash

    Когда я, малосмысленный и грешный, задумывался над этим вопросом, то нелегко вскрылся мне ответ. И лишь после выяснения всех отдельных прошений этой молитвы мне с Божией помощью удалось узреть необыкновенное единство всей молитвы. И оно потом оказалось таким простым и необходимым, что даже и невозможно думать иначе для верующего человека. В самом деле, задумаемся немного об основном вопросе религии (каких быто ни было даже): в чём суть веры? – в Боге! Вот очевидный и обязательный ответ. Бог – всё для верующего. Всё, решительно всё, без малейшего ограничения, должно быть отдано Богу. Всякое раздвоение, обособление от Бога чего бы то ни было должно почитаться уже ущербом веры или даже изменою Богу. Конечно, это трудно в жизни, но в идеале, в цели так должно быть. И Сын Божий не мог иначе учить людей молиться, как только при всецелой отданности Богу. Он и Сам так молился и жил, творя не Свою волю, а волю Отца, и учеников мог учить тому же самому. Потому и наставлял: «Возлюби Бога Твоего всем сердцем твоим, всею мыслию твоею, всем разумением твоим». Без остатка. И ещё: «Не можете Богу работать и маммоне». Бог, как единственное благо -«никто же благ, токмо един Бог», – говорил Сын Божий. Как единый «Сущий», как единственный источник жизни, и всякого благобытия, и блаженства, и смысла, и цели всего существующего, сотворенного Им, – Бог должен быть единственным предметом молитвы и жизни для твари – не только для ангелов, но и для людей. Если мы теперь, хотя бы кратко и просто, без особого углубления, окинем общим взором всю Молитву Господню в целом и отдельных частях её, то совершенно легко узрим эту основную идею, которая выражается именно одним этим словом – Бог. Или сказать более пространно: всё к Богу и всё от Бога.

    Уже самое обращение к Богу, самые просьбы к Нему, как Единому Дародателю всего, приковывает сразу нашу душу к Нему: мы устремляемся сердцем и умом «туда», к Нему. И содержание последующих молитв-просьб покажет нам, что действительно Он – единый центр всего и для всего – как на небе, так и на земле. И даже самая форма прошения – «дай», «оставь», «избавь», и обращение к Богу, как живому слушателю молитв, во втором лице – «имя Твое», «Царствие Твое», «воля Твоя», как впрочем, и в других молитвах, – всё это вводит наш дух в непосредственное общение с Богом. Человек весь устремляется к Богу. И так во всей Молитве Господней. Единственное место, где упоминается о «земле» (третье прошение), не нарушает этой основной сосредоточенности в Боге, как увидим, а наоборот, ещё более утверждает её. Подобным образом и упоминание о «хлебе насущном» является лишь новым подтверждением всецелой обращенности души к Богу, за самым незначительным попечением её о необходимейшем. А все прочее прямо относится к Богу. И потому можно и должно сказать, что основная идея, главная мысльМолитвы Господней есть Бог; сущность обращенности души – Бог.

    Вторая, и уже выводная, мысль из этой первоосновной, есть идея об отношении к миру. Иногда (особенно у мирских толкователей) проявляется наклонность использовать слова Молитвы Господней для оправдания этой земной жизни, для освящения всей человеческой многосуетности в создании культуры или, как принято было говорить, для создания «царства Божия на земле». Для этого такие толковники старались всемерно приспособитьслова молитвы «да приидет Царствие Твое» – на землю, на социально-моральное устройство гражданских порядков, и «да будет воля Твоя»… на земле. Такая тенденция особенно была и есть у протестантских направлений и обществ, а одно время, у так называемых живоцерковников и обновленцев, захватывала довольно широкие круги не только интеллигенции («неохристиан» Санкт-Петербурга), но даже и значительные ряды духовенства в России. И доселе можно часто наталкиваться на подобное умозрение у верующих. Но не входя в рассмотрение этого вопроса по сути в данном отделе, должно, однако, с решительностью сказать, что в Молитве Господней не только нет подобного материала, но наоборот, она вся проникнута совершенно противоположным духом мироотречения, надземности. Конечно, не всякому из нас это может нравиться; человек может даже протестовать, бунтовать против такого направления христианства – это его дело, его свободный выбор; но использовать Молитву Господню для подобной «заземлённой» цели значит идти против очевидной истины. В самом деле, в этой молитве, как раз наоборот, всё отвлекает нас от земли, отрывает от привязанности к ней и от многозаботливости, влечёт к тому же Единому, от Которого – всё. Достаточно бегло просмотреть прошения, и мы увидим, что вся молитва носит надземный характер. А указанные прошения о «земле» только еще сильнее утверждают нас в том, как мало отводится ей места: всего лишь «хлеб» – один, да и то только на один всего день. Другие прошения, приводимые выше, ещё сильнее говорят не о привязанности к земле, а, наоборот, о небесном, о Боге. И это совершенно необходимо: мироотречение есть лишь обратная сторона религии, мера любви к Богу. И не может быть иначе в молитве, данной нам Самим Богом – Сыном Божиим. Он пришел звать нас не к земле, а от земли к небу!

    Третье, менее выпуклое общее направление молитвы можно обозначить обычно употребляемым словом – спасение души. Это особенно можно видеть в последних трех прошениях (о грехах, искушениях и лукавом); но им проникнуты и прочие слова молитвы. Можно выразиться еще иначе: характер Молитвы Господней – духовный. Об этом нет нужды распространяться много: всякая религия имеет целью не материальное попечение о человеке, а духовное – душу его.

    Если же последние два общих, основных признака являются выводными из первоосновного, то можно повторить, что главная мысль Молитвы Господней – есть устремление к Богу. Всё к Богу, всё – от Него.

    В дополнение же к этому мне хочется оттенить ещё одно душевное настроение, которое должно пребывать в нашем сердце при чтении этой молитвы – настроение надежды.

    Молитва Господня с самого первого слова её «Отче» – Отец – и до просьбы об избавлении от лукавого, и с заключительным обоснованием наших просьб (что мы все – в Царстве Его, что всё -возможно Ему, что всё это для Его же славы) – вся она вводит нас в такое упование на Бога, как родные дети надеются на отца, на мать. И эта надежда не есть простое легкомыслие, вызываемое нашей греховной слепотой, нет! это – христианское благовестие Христова Евангелия, которое Он Сам не только преподал нам в словах, но и исходатайствовал его на Кресте Своем. И потому, пусть приступает всякий из нас – как бы даже ни был грешен – с этим светлым настроением надежды! Ведь Бог только того и желает, чтобы давать, святить, спасать, избавлять нас! И притом Он все это делает Сам, нам же остается лишь просить Его, молиться!.. Так мало!.. Так легко!.. И даже от грешника не требуется в молитве ни подвигов особых, ни усиленной собственной борьбы, а лишьпросить: оставь, прости, покрой!!! Разве одно лишь ставится условие – «как и мы прощаем». А в прочих прошениях не ставится уже никаких наших дел. Только молись, только проси! И Он все устроит… Даже и о «хлебе» позволено молиться, хотя и совсем не высоко это для верующего. Значит, и с нашими маленькими нуждами мы с надеждой можем прибегать к нашему Отцу. И потому, когда читаешь Молитву Господню, пусть в твое сердце войдет мирный дух, дух надежды, что Он всё слышит, что Он всё может, что Он всё хочет сделать нам (благое). Пусть не подходит дух лукавый с внушениями, что Бог есть суровый Судия, что Он всегда наказывает нас, что Он не простит, что Он не даст! Нет, нет! Он – Отец и всё дает даром: только проси и молись по-детски, с доверием, с несомненной надеждой. И эта надежда самая будет Ему лучшею жертвою с нашей стороны, вместо всяких собственных наших подвигов и добрых дел.Именно так молиться научил нас не человек, а Сам Сын Божий – Бог! Он знает, как нужно молиться нам. Но с самого начала приступания к молитве нам нужно установить себя в указанных основных состояниях: устремиться всецело к Богу и непременно с надеждой на Него, оставив позади себя «всякое житейское помышление» за малым изъятием (хлеб); и это опять – ради Бога же.

    Есть и ещё одно общее для всех прошений молитвенное состояние: это редко нами замечаемое моление не в одиночку, не от себя, не за себя лишь, а за всех, от имени всех нас. Но эту особенность – очень важную (и очень часто забываемую нами практически) – мы оставим до толкования подробностей Молитвы Господней. А сейчас лишь кратко заметим ее… И не забудем! Не забудем по одному уже тому, что о всеобщности молитвы мало кто из нас думал и думает. Многие же просто впервые слышат об этом. Было и бывает часто это забвение и с нами недостойными.

    Ещё я нахожу полезным внести маленькое успокоение в наши земные сердца и умы. У нас на земле так много забот, печалей, нужд, вопросов, бед, скорбей, задач и личных и служебных, общественных и мировых, что иной невольно смутится и впадет в малодушие от такой «строгости» и надмирного духа Молитвы Господней: неужел и Бог не позволил просить Его о наших, пусть и не высоких, но больных нуждах? Неужел и Ему нет дела до наших маленьких и больших бед? Неужел и Ему не до нашей несчастной планеты с её миллионами бедных детей Его?

    Нет, дорогие братья, это не так! Не для огорчения дана нам эта молитва, а для успокоения, и мира, и радости ещё здесь, на земле. Не забыты мы с нашими нуждами. Но вопрос лишь в том, какой путь удовлетворения их? какой выход из скорбей наших? И ответ на это даётся в Молитве Господней. Правда, этот ответ не таков, к какому мы привыкли – ответ особенный, Божественный, премудрый, поразительно простой при своей глубине. Но ответ есть. Н если бы мы следовали ему, то насколько бы легче разрешались и все «мировые», общественные вопросы! Правда, ответ этот – возвышенный, ибо Божественный, ответ идеальный, как и вся молитва, но он дан. И ответ этот – посильный для людей, как и всё Христово учение.

    P.S. Теперь в конечном славословии прибавляются слова: «Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков» – т.е. обычный конец возгласов. Но когда Господь говорил Свою молитву, тогда Он ещё не мог добавлять этого конца, потому что не открыл тайну Пресвятой Троицы и Своего равенства со Отцем, как например, при вознесении на небо (Мф. 28, 19), при исповедании Его Петром (Мф. 16, 16), в беседе с Никодимом (Ин. 3, 12-17) и др. (Мф. II, 27, 18, 36; Ин. 5, 26, 37, 43; 6, 29, 38, 57; 7, 39; 8, 14, 28, 29, 42, 58; 9, 35; 10, 15, 30, 33; 14, 10, II, 16, 23; 15, 26; 16, 7, 15, 28; 17, 6; и т.д.). А после открыл – вот потому и добавляем.

    Сноски

    1- В рукописи митрополита Вениамина отсутствует толкование на первое прошение Молитвы Господней. В целях восполнения – необходимой завершенности – здесь помещаются фрагменты из книги святителя Феофана Затворника «Истолкование Молитвы Господней словами святых отцов» (М., 1898). – Ред. 

    2 - Из беседы преп. Серафима Саровского 

    3 - Из преп. Ефрема Сирина
     

    ДОСЛОВНЫЙ ПЕРЕВОД МОЛИТВЫ "ОТЧЕ НАШ..." С АРАМЕЙСКОГО

     

    О, Дышащая Жизнь,
    Имя Твоё сияет повсюду!
    Высвободи пространство,
    Чтобы посадить Твоё присутствие!
    Представь в Твоём воображении
    Твоё «Я могу» сейчас!
    Облеки Твоё желание во всякий свет и форму!
    Прорасти через нас хлеб и
    Прозрение на каждое мгновение!
    Развяжи узлы неудач, связывающие нас,
    Как и мы освобождаем канатные верёвки,
    которыми мы удерживаем проступки других!
    Помоги нам не забывать наш Источник.
    Но освободи нас от незрелости не пребывать в Настоящем!
    От Тебя возникает всякое
    Видение, Сила и Песнь
    От собрания до собрания!
    Аминь. Пусть наши следующие действия произрастают отсюда.



    Когда и почему в молитве «Отче наш» появилось упоминание лукавого (Сатаны)?
    На древнем церковнославянском нет лукавого: «… и не въведи насъ въ напасть, нъ избави ны отъ неприязни». Кто же добавил "лукового” в главную молитву Иисуса Христа?

    Молитва  "Отче наш”, известная каждому христианину с детства, представляет собой сконцентрированное  изложение всей христианской доктрины. В то же время она является одним из наиболее  совершенных литературных произведений, зафиксированных когда-либо письменно.

    Таков  общепринятый взгляд на короткую Молитву Господню, которой Иисус научил Своих учеников.

    Как это возможно? Ведь для полного изложения религиозного  учения в других религиях понадобились многие тома. А Иисус даже не просил учеников  Своих записать каждое её слово.

    Просто во время Нагорной  проповеди Он сказал (Мф. 6,9:13):

    " Молитесь же так:

    Отче наш, иже еси на небесех!
    Да святится имя Твое! Да приидет Царствие  Твое;
    да будет воля Твоя яко на небеси и на земли.
    Хлеб наш насущный даждь  нам днесь.
    И остави нам долги наша,
    якоже и мы оставляем должником нашим.
    И  не введи нас во искушение,
    но избави нас от лукавого”.

    Но  это – не единственный вариант перевода Молитвы Господней на русский язык. В имеющемся  у автора издании Евангелия от 1892 года имеется несколько другой вариант:

    "Отче  нашъ, сущiй на небесахъ!
    да святится Имя Твое; да прiидетъ Царствiе Твое;
    да  будет воля Твоя и на землъ, какъ на небъ;
    хлъбъ нашъ насущный дай намъ на сей  день;
    и прости намъ долги наши;
    должникамъ нашимъ;
    и не введи насъ во  искушение,
    но избави насъ отъ лукавого;”

    В  современном, каноническом издании Библии (с параллельными местами) мы находим  почти такой же вариант перевода Молитвы:

    "Отче наш, сущий на  небесах!
    да святится Имя Твое; Да приидет Царствие Твое;
    да будет воля Твоя  и на земле, как на небе;
    хлеб наш насущный дай нам на сей день;
    и прости  нам долги наши;
    как и мы прощаемъ должникам нашим;
    И не введи нас во искушение,
    но  избавь нас от лукавого;”

    В старославянском  переводе Молитва (если её написать современным алфавитом) звучит ближе к первому  варианту:

    "Отче наш, иже еси на небесех!
    Да святится имя  Твое! Да приидет Царствие Твое;
    да будет воля Твоя яко на небеси и на земли.
    Хлеб  наш насущный даждь нам днесь.
    И остави нам долги наша,
    яко и мы оставляем  должником нашим.
    И не введи нас в напасть,
    но избави нас от лукавого”.

    В  этих переводах использованы разные слова для обозначения одних и тех же понятий.  "Прости нам” и "остави нам”, "напасть” и "искушение”, "иже еси на небесех” и "сущий  на небесах” обозначают одно и тоже.

    Никакого искажения смысла и духа слов, данных  Христом Своим ученикам, ни в одном из этих вариантов нет. Но сопоставляя их, можно  прийти к важному выводу о том, что буквальная передача Слов Иисуса не только невозможна,  но не является обязательной.

    В английских переводах Евангелий можно найти несколько  различных вариантов, но все их можно считать аутентичными, ибо в них смысл Молитвы  и дух её переданы адекватно.

    Молитва Господня получила широкое  распространение сразу после распятия и Воскрешения Иисуса. Это видно хотя бы из  того факта, что она была найдена в таких отдаленных точках, как город Помпеи (то  есть, оказалась там до того, как Помпеи были разрушены извержением вулкана Везувия  в 79 г. от Р.Х.)

    Вместе с тем, подлинный текст Молитвы Господней  не дошёл до нас в первозданном виде.

    В переводах на русский  язык Молитва Господня звучит одинаково в Евангелиях от Матфея (6:9-13) и от Луки (11:2-4). Одинаковый текст мы находим и в Евангелиях KJV (King James Version) на английском языке.

    Если же мы возьмём греческий  первоисточник, то с удивлением обнаружим, что знакомые нам слова "сущий на небесех”,  "Да будет воля Твоя яко на небеси, и на земли” и "избави нас от лукавого” в Евангелии  от Луки отсутствуют.

    Существует много версий, объясняющих  причины исчезновения этих слов в Евангелии от Луки и появления их в переводах,  а впоследствии и в современных греческих изданиях Евангелия. Мы не будем останавливаться  на этом, ибо для нас важна не буква, а дух великой Молитвы.

    Иисус  не предписывал нам молиться, заучив Его слова буквально. Он просто сказал "Молитесь  так:”, то есть, "молитесь таким образом”.

    Константин Глинка

    01.05.2005

    ”Отче наш ” в переводе с арамейского

    Сегодня под утро мне приснилось, что я иду с кем-то малознакомым по  каменистой пустыне и смотрю в залитое солнцем небо. Вдруг я заметил, что  к нам стремительно приближается то ли резной золочёный ларец, то ли  книга в таком же переплёте.

    Не успел я сказать приятелю, что так вот  запросто в пустыне с неба падают предметы и хорошо ещё, что не на  голову, как понял, что предмет летит прямо на меня. Через секунду он  грохнулся справа от меня, туда, где должен был находиться мой приятель. Я  был так ошеломлён, что проснулся раньше, чем посмотрел в сторону  несчастного товарища.

    Утро началось необычно: в интернете мне  попался "Отче наш” на языке Иисуса. Перевод с арамейского потряс меня  настолько, что я опоздал на работу, проверяя, не фальшивка ли это. Я  нашёл, что лет 15 назад у теологов появилось выражение "примат арамейского”.

    То есть, насколько я понимаю, раньше главенствующим авторитетом в  богословских спорах был греческий первоисточник, но в нём были замечены  несуразности, которые могли возникнуть при переводе с оригинального  языка. Другими словами, греческий вариант не первичен.

    Арамейский вариант Евангелия (”Пешитта”,  на эдесском диалекте арамейского языка) существует, но он - перевод с  греческого.

    Правда, как оказалось, не полный. И не только в смысле  отсутствия некоторых частей: в ней есть места, сохранившиеся в более  древнем виде, поскольку были уже записаны на арамейском.

    Это касается и знаменитой главной молитвы христиан "Отче наш”.
    ************************************
    А если переводить дословно:

    Abwoon d'bwashmaya
    Nethqadash shmakh
    Teytey malkuthakh
    Nehwey tzevyanach aykanna d'bwashmaya aph b'arha.
    Hawvlah lachma d'sunqanan yaomana
    Washboqlan khuabayn aykana daph khan shbwoqan l'khayyabayn.
    Wela tahlan l'nesyuna ela patzan min bisha.
    Metol dilakhie malkutha wahayla wateshbukhta l'ahlam almin.
    Ameyn.
    Abwoon d'bwashmaya (Офицальный перевод: Отче наш!)

    Дословный: Abwoon переводится как Божественный родитель (плодотворная эманация света). d'bwashmaya – небо; корень shm – свет, пламя, божественное слово, возникающее в пространстве, окончание aya - говорит о том, что это сияние происходит повсеместно, в любой точке пространства

    Nethqadash shmakh (Официальный перевод: Да святится имя Твоё)

    Дословный:Nethqadash переводится как очищение или предмет для выметания сора (очистить место для чего-то). Shmakh – распространение (Shm – огонь) и отпускание внутренней суеты, обретение тишины. Дословный перевод – очищение пространства для Имени.

    Teytey malkuthakh (Официальный перевод: Да приидет Царствие Твоё)

    Дословный:Tey переводится как приди, но двойное повторение – означает взаимное желание (иногда – брачное ложе). Malkuthakh традиционно переводится как царство, символически – плодотворящая рука, сады земли; мудрость, очищение идеала, делание его личностным для себя; прийти домой; иньская (созидающая) ипостась огня.

    Nehwey tzevyanach aykanna d'bwashmaya aph b'arha.(Официальный перевод: Да будет воля Твоя и на земле, как на небе)

    Дословный: Tzevyanach переводится как воля, но не сила, а желание сердца. Один из переводов – естественность, зарождение, дарование жизни. Aykanna означает постоянство, воплощение в жизни. Aph – личная направленность. Arha – земля, b' – означает живая; b'arha – соединение формы и энергии, одухотворённая материя.
    Hawvlah lachma d'sunqanan yaomana (Официальный перевод: Хлеб наш насущный дай нам на сей день)

    Дословный: Hawvlah переводится как давать (дары души и дары материальные). lachma – хлеб, необходимое, насущное для поддержания жизни, понимание жизни (chma – нарастающая страсть, возрастание, увеличение). D'sunqanan – нужды, то, чем я могу владеть, сколько я мог нести;yaomana – необходимое для поддержания духа, жизненная сила.

    Washboqlan khuabayn aykana daph khan shbwoqan l'khayyabayn.
    (Официальный перевод: И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим)
    Дословный:Khuabayn переводится как долги, внутренние накопившиеся энергии, разрушающие нас; в некоторых текстах вместо khuabayn стоитwakhtahayn, что переводится как несостоявшиеся надежды. Aykana – отпускание (пассивное добровольное действие).

    Wela tahlan l'nesyuna  (Официальный перевод: И не введи нас в искушение)

    Дословный:Wela tahlan переводится как «не дай нам войти»; l'nesyuna – иллюзия, тревога колебания, грубая материя; символический перевод – блуждающий разум.

    ela patzan min bisha.(Официальный перевод: но избавь нас от лукавого)

    Дословный:Ela – незрелость; символический перевод – несоответствующие действия. Patzan – развязать, дать свободу; min bisha – от зла

    Metol dilakhie malkutha wahayla wateshbukhta l'ahlam almin.(Официальный перевод: Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки.)

    Дословный:Metol dilakhie переводится как идея владения чем-либо, приносящим плоды (вспаханная земля); malkutha – царство, царствие, символический перевод – «я могу»; wahayla – понятие жизненной силы, энергии, настройка в унисон, поддерживающая жизнь; wateshbukhta – слава, гармония, Божественная сила, символический перевод – порождающий огонь; l'ahlam almin – от века к веку.


    Ameyn. (Официальный перевод: Аминь.)
    Ameyn – проявление воли, утверждение, приношение клятвы. Вселяет силу и дух во всё созданное


    ИСТОЧНИКИ
    http://www.b17.ru/blog/6208/
    http://lazarev.org/ru/interesting/full_news/kogda_i_pochemu_v_molitve_otche_nash_poyavilos_upominanie_lukavogo_sat/

    Просмотров: 1003 | Добавил: aluston | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]