+7 (978) 854-39-56 (Viber), skype: Stalkrim   Вторник, 06.12.2016, 16:03
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Места Силы в Крыму: День Рождения

Авторский проект Руслана Стойчева
+7(978)8543956 (viber), +7(978)9354573, 26206@list.ru, skype: Stalkrim


отключить рекламу - кликните слева на баннере #CLOSE# или зарегистрируйтесь

О ПРОЕКТЕ


     
СЕВАСТОПОЛЬ


КРЫМ: МЕСТА СИЛЫ
 
МЕГАЛИТЫ КРЫМА

УКРАИНА

ЕВРАЗИЯ


ДРУГИЕ
НАШИ САЙТЫ

ПРИГЛАШЕНИЕ
прогулки и проживание


МИСТЕРИЯ ЕДИНОГО
загадки родовых программ


ДеНь  РоЖдЕнИя
акция без срока и оплаты


нетрадиционные методы

дом художника Лыкова

Календарь
«  Ноябрь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика
    Analysis Рейтинг@Mail.ru
    Главная » 2015 » Ноябрь » 15 » Петроглифы урочища Абузлар
    18:39
    Петроглифы урочища Абузлар

    Одной из наиболее интригующих загадок Крымской равнины уже в течение 85 лет (!) остается галерея древних петроглифов, обнаруженная в 1925 году научно­этнографической экспедицией по изучению крымскотатарской культуры в Крыму.

    Из всех материалов этой экспедиции до нашего времени сохранилась лишь небольшая статья участника событий, младшего ассистента Крымского пединститута Османа Нури Акчокраклы, опубликованная в «Известиях Крымского педагогического института им. М.В.Фрунзе» за 1927 год:

    «По дороге из Симферополя, за Сарабузом и деревнями Хдыр-Бали и Алач, расположена деревня Абузлар. Ныне на этом месте существует совхоз, принадлежащий Крымрабфаку, (б. имение Гросса). В двух километрах южнее совхоза, среди поля, на поверхности обнаженной большой скалы высечено множество тамг. Площадь скалы 250-300 кв. саженей; на ней более 60 тамг».

    Для справки: тамги – это знаки собственности (тавро), имевшие в прошлом широкое распространение у монгольских скотоводов, а позднее и у тюркских народов. Они ставились на различных предметах - деревьях, оружии, монетах золотоордынского периода, коврах, документах, на коже животных и… пленников. В то же время, тамга – это еще и денежный налог, взимавшийся с торговли, ремесла, различных промыслов в некоторых странах Востока. Хорошо известно, например, что на товары, экспортируемые через границы ханских владений, накладывалась тамга или на них выдавались пропуски с тамгами, за что взимались и особые сборы торговыми агентами ханов – «тамгаджи» (дословно: «человек тамги», именно отсюда, как считают, происходит современное слово «таможенник»).

    Автор статьи 1927 года, основываясь на преданиях, сохранившихся среди местных жителей, высказал предположение о том, что, возможно, «на этом месте когда-то собирались татарские племена, жившие в этом районе, для решения важных общественных во-просов».

    Несколько иного мнения придерживался известный архивист, специалист по этнографии и археологии Крыма профессор А.И.Маркевич. Он считал, что «с целью планомерной отправки своих стад на летние пастбища на Яйлу, обитатели крымской степи собирали их на одном месте, чтобы не только заклеймить животных, но и зафиксировать для памяти свои тамги».

    Исследователям экспедиции начала XX в. удалось зарисовать некоторые из сохранившихся петроглифов Абузларской скалы. Они оказались очень разнообразными, напоминая то гребенки, то кресты, то кружочки или другие фигуры.


    Среди них выделяется символ, похожий на стилизованное изображение весов и одновременно – на родовой знак династии крымских ханов Гиреев, который и сегодня украшает стену Ханского дворца в Бахчисарае и дюрбе Хаджи Герая в урочище Салачик. Сравните сами:

    Абузларские петроглифы вполне могли принадлежать еще более древним обитателям просторной крымской степи – например, сарматам, хазарам или печенегам. На это, кстати, справедливо указывает и сам первооткрыватель, Осман Акчокраклы:

    «Тамги - явление, свойственное не одним только тюркским народностям. Дошедшие до нас и продолжающие обнаруживаться археологическими раскопками памятники материальных культур народов разных рас изобилуют знаками, подобными тюркско-татарским тамгам. Такая всеобщность этого явления свидетельствует о закономерности его. Эти знаки заслуживают исследования и изучения во всеместном и всечеловеческом масштабе».

    Действительно, аналогичные знаки встречаются в Крыму и среди сарматских петроглифов первых веков нашей эры и даже среди династических и личных символов боспорских царей, сохранившихся на древних черепицах из Пантикапея и на статуях Херсонеса. Очевидно, в данном случае, как это вообще нередко в мировой истории, мы сталкиваемся с весьма архаичными символами, которые на протяжении многих веков, будто по наследству, переходили от одного этноса к другому (вспомним хотя бы хрестоматийный пример некоторых современных букв, чьи истоки восходят к шумерской клинописи).

    Об истинном же происхождении и смысле тамг-петроглифов у Абузлара десятилетиями спорят самые авторитетные специалисты – ведь абсолютный возраст изображений так и не был установлен.

    Как бы там ни было, но истинное значение загадочных знаков на одинокой, затерянной в степи скале, осталось научной интригой – с 1925 года их больше никто никогда не видел и не изучал. Абузларская скала… «потерялась». И казалось, что навсегда.

    Причин этому несколько. Название малюсенькой деревни – Абузлар - исчезло с географической карты Крыма в 30-е годы прошлого века, оказавшись жертвой административных «экспериментов» советской власти, а спустя десятилетие последовала и трагическая депортация крымских татар, после которой все, что хоть как-то было связано с их культурой, стало табу.

    Трагически сложилась судьба и самого первооткрывателя Абузларской скалы. Ученый-востоковед, получивший блестящее образование в Турции и Египте, педагог, преподававший в Петербургском университете и Крымском педагогическом институте арабскую каллиграфию, писатель, который впервые перевел на крымскотатарский язык произведения Пушкина и Гоголя, инициатор открытия в Бахчисарае дома-музея И.Гаспринского - как и многие другие высокообразованные и талантливые люди того времени, Осман Акчокраклы попал под чудовищный молот сталинских репрессий и был расстрелян в 1938 году.

    Отдельные археологи, историки и энтузиасты-любители все же пытались найти скалу с петроглифами, «потерянную» на целых 85 лет, но результат всегда оказывался одним и тем же - нулевым.

    Авторов, конечно, тоже заинтересовала эта таинственная история. Однако, подробно ознакомившись со статьей О. Акчокраклы, опубликованной в 1927 году (журнал с той статьей сохранился, к счастью, в научном архиве нашего отца В.Г. Ены, профессора географии Таврического национального университета им. В.И. Вернадского), мы поняли, что ученые искали скалу с петроглифами… совсем не в том месте. Например, известный крымский археолог В.С. Драчук ошибочно полагал, что деревня Абузлар находилась между Симферополем и Сарабузом (ныне пос. Гвардейское), поэтому его наставления будущим искателям, опубликованные в 1971 году в брошюре «Шаг в неведомое», так и не дали ожидаемого результата. Зато нам, тогда еще совсем молодым людям навсегда врезался в память отчаянный призыв ученого, видимо, потерявшего уже всякую надежду обнаружить загадочные петроглифы:

    «Скала-то почти не возвышается над поверхностью земли. Найти ее можно, только буквально наткнувшись на нее. Поход ваш увенчает удача, если вы проявите максимум терпения, выдержки, смекалки и наблюдательности. И второе открытие знаков на скале Абузлар будет за вами!»

    Знаки и письмена древних культур обладают почти мистической притягательностью. Нам очень, очень захотелось совершить это «второе открытие» скалы Абузлар. Однако на практике наша наивная затея вылилась в длительное и скрупулезное научное исследование, растянувшееся на несколько лет.

    Свои поиски мы начали со старых картографических изданий. Следуя указаниям Османа Акчокраклы, маршрут должен пролегать от Сарабуза через села Хдыр-Бали и Алач. Где же теперь эти деревушки? После неоднократных попыток прояснить ситуацию нам неожиданно повезло. В наследство от нашего деда, Георгия Трофимовича Ены, нам достался крымский лист 10-верстной карты Европейской России, подготовленной «Корпусом Военных Топографов» и изданной в 1868 году.

    На ней-то мы и обнаружили давно стертые с карты Крыма названия Хдыр-Бали и Алач. Когда мы логически продолжили путь экспедиции далекого 1925 года (правда, конфигурация дорог с тех пор изменена до неузнаваемости), нашлась и деревня Абузлар. Как оказалось, на ее месте нынче находится небольшое село Водопойное Сакского района. Теперь оставалось организовать небольшую экспедицию в район, лежащий «в двух километрах южнее» села, и тщательно прочесать чуть волнистую однообразную равнину, покрытую дикой каменистой степью, лесополосами и посевами зерновых.

    Однако на деле район поисков «плоской скалы», украшенной древними петроглифами, оказался все же достаточно обширным – несколько квадратных километров! Понятно, что для всего двух-трех исследователей-одиночек это была малореальная затея.

    Поэтому начали мы с анализа геологических особенностей района поисков. Дело в том, что пласты прочного сарматского известняка, которым, как было очевидно, сложена Абузларская скала, почти всегда бывают перекрыты довольно мощным чехлом (до 10-20 м толщиной) более молодых, чаще всего рыхлых отложений. Скала могла оказаться на дневной поверхности только в том месте, где эти рыхлые отложения по каким-то причинам отсутствуют. А такой причиной может стать, например, эрозия, водный поток, размывший толщу, как говорят геологи, «рыхлятины» и обнаживший пласты более древних горных пород.

    Лучше всего нам казалось выступить поздней осенью, когда уже пожухнут степные травы, а после жатвы на месте колосьев осталась стерня. Особой уверенности в успехе у нас все же не было. Дело в том, что во второй половине прошлого века как раз в районе поиска была проложена автомобильная дорога. А, учитывая наше традиционно «бережное» отношение к памятникам древности, Абузларские петроглифы вполне могли оказаться под толстым слоем асфальта и утеряны для человечества, теперь уже навсегда.

    Ничего утешительного не дали и консультации с Почетным геодезистом Украины С.Г. Угаровым. Специалист высочайшего класса так и не смог с полной уверенностью указать по детальным картам на какую-нибудь конкретную плоскую скалу среди равнины, расчерченной на клеточки сельхозугодий...

    Как и положено людям XXI века, мы воспользовались услугами замечательной программы Google Earth. Спутниковые снимки, сделанные на этой части Крыма, оказались вполне качественными, и на них были отчетливо различимы не только автодороги и автобусы, но даже пасущиеся на лугах коровы (!). Тщательно просканировав территорию к югу от Водопойного, мы обнаружили несколько небольших светлых пятнышек с контурами, подозрительно напоминающими выходы на дневную поверхность скал фото 1927 года. Неужели удача?!
    Пора было отправляться в дорогу, на крымскую равнину.

    Не по-осеннему теплым ноябрьским днем 2011 года наша небольшая экспедиция «охотников за древними петроглифами», наконец, оказалась в искомом районе. Разойдясь цепью, мы приступили к тщательному прочесыванию участка. Такая незамысловатая методика обнаружения артефактов уже доказала свою эффективность во многих странах. Благодаря тому, что группа археологов, медленно передвигаясь по пашне, просто внимательно глядела себе под ноги, в Греции были заново найдены целые античные города.

    Но нам нужно было обнаружить лишь кусок камня. Может быть, он давно зарос травой. Его могли присыпать грунтом, разравнивая поле. Не исключено, что древний памятник изъят и распилен на части для последующей переправки за границу, как это случилось с граффити на скале Сары-Кая в Крымском Предгорье.

    Через пару часов мы осознали всю сложность поставленной задачи. Действительно, несмотря на широкий простор, заметить что-либо на поверхности земли можно было лишь с расстояния двух-трех шагов.  К тому же здешняя каменистая степь в послевоенный период была многократно перерыта глубокими траншеями для прокладки всевозможных подземных коммуникаций, профилированию под строительство автомобильной дороги. При этом многие фрагменты плит-бляшек из сарматских известняков были сдвинуты с первоначального места и свалены в груды. Так что надежды обнаружить участок степи со скалой, исчерченной петроглифами, оставалось все меньше и меньше.

    И вдруг мы неожиданно наткнулись на валявшиеся тут и там среди вытоптанного скотом пастбища крупные осколки некогда единой плиты известняка, поросшие разноцветными лишайниками и покрытые неглубокими бороздами.

    Когда хорошенько присмотрелись, то стали различать причудливые геометрические линии и фигуры размером от 20 до 50 сантиметров. Особо нас поразил метрового диаметра камень, брошенный кем-то прямо у дороги. На его неровной поверхности, изрядно потрепанной временем, явно проступал рисунок, напоминающий букву «И» с четырьмя поперечными рядами круглых лунок, вызывающих ассоциации с неким лунным календарем.

    В древности обнаруженных петроглифов сомневаться не приходится – нам уже доводилось в других районах Равнинного Крыма встречать подобные памятники с весьма и весьма почтенным, достоверно установленным специалистами-археологами возрастом. Известные признаки возрастной индикации - геологические и лихенеометрические (Лихенеометрия – метод установления возраста скальных поверхностей по диаметру покрывающих их лишайников – ред.) – отчетливо указывали: только за многие века неутомимые «скульпторы» - карстовые процессы и выветривание – могли так обезобразить лицо камня, вытравить лунки и сгладить борозды, оставив на неровной поверхности лишь намеки для догадок будущих исследователей. Только за сотни лет могли так густо покрыть поверхность камня медленнорастущие накипные лишайники.

    Годом позже, примерно в двух километрах к югу от предполагаемого местонахождения исчезнувшего села Абузлар нам удалось разыскать еще один (как нам казалось, наиболее вероятный) участок, на котором просматривались выходы светлых горных пород. Да, здесь, пожалуй, никогда не ходил плуг, потому что почва слишком тонким слоем покрывает скалу, а в растительном покрове преобладает типичный злак каменистых степей бородач обыкновенный. Покрывая густыми пятнами поверхность почвы, его кудрявые куртины, переплетенные ковылем-волосатиком, расступаются, как море у островов, у нескольких бесформенных плит. Однако и тут громоздились лишь вывороченные из земли обломки сарматского известняка. Неужели это все, что осталось от Абузларской скалы?

    Да, без всякого сомнения, это были фрагменты большой известняковой плиты, некогда частично разрушенной при инженерных работах. Однако, рядом с грудой печальных обломков все еще сохранились естественные выходы достаточно тонкого (толщина всего 40-50 см) скального пласта, сложенного характерными для сарматского геологического яруса светлыми известняками. И этот участок пласта остался неповрежденным!

    Тщательное обследование поверхности скальной плиты, густо покрытой лишайниками и чехлом рыхлых отложений, лишь укрепило наши предположения: местами на ней действительно просматривались канавки, борозды и чашевидные углубления (глубиной всего 0,5-1 см), несомненно, искусственного происхождения, которые, в свою очередь, сливались в замысловатые формы загадочных знаков. Часть из них оказалась совершенно идентичной рисункам из статьи О. Акчокраклы далекого 1927 года.

    Обходя окрестности, мы снова и снова возвращались к затерянной в степи одинокой скале и каждый раз, осторожно сметая щеточкой многолетние наслоения почвы и дресвы, обнаруживали на ней все новые петроглифы. Последние сомнения, наконец, отпали. Сейчас уже можно утверждать, что это именно та самая «потерянная» скала (точнее, ее сохранившийся фрагмент). Второе открытие скалы Абузлар все-таки состоялось. Более того, как и утверждал в свое время О. Акчокраклы, галерея древних петроглифов на самом деле весьма обширна и охватывает огромную территорию в Равнинном Крыму. На этих степных просторах каждый подходящий участок скальных выходов из прочных известняков (а сам О. Акчокраклы насчитал их более 30) становился своеобразной «скрижалью» для передачи через века какой-то, по-видимому, очень важной информации. Но кто и когда создал эту уникальную галерею петроглифов?

    Авторам удалось сделать прорисовки некоторых из них. Даже после самой элементарной геометрической интерпретации, абузларские символы вдруг стали обретать очертания знаков настоящего… рунического письма.

    Действительно, как отмечал и сам первооткрыватель, многие из удивительных знаков, обнаруженных им на скалах, затерянных среди степи, весьма напоминают т.н. орхонские письмена – древнетюркские руны. Как считают современные исследователи, подобное руническое, буквенное письмо, возникнув еще в VIII веке н.э., было характерно и для культуры крымских народов восточно-европейской группы тюрков – хазар, печенегов и даже ираноязычных алан. Если исходить из этого, то возможный возраст «степных» петроглифов, коррелируемый с широко известными историческими сведениями о пребывании на полуострове перечисленных номадов может составлять от 800 до 1000 и более лет! Впрочем, окончательные и точные выводы смогут сделать только ученые-историки.

    И все же, как это часто бывает, наше удовлетворение от проделанной работы и ее результатов невольно смешивается с тревогой о дальнейшей судьбе уникального памятника древней культуры. И без того уже частично разрушенная скала при распаевании степных угодий вполне может оказаться частной собственностью (как это многократно происходило, например, с древними курганами Крыма), где ее за ненадобностью могут уничтожить окончательно. Глыбы с сохранившимися петроглифами рискуют пойти на забутовку фундаментов построек. Наконец, нельзя исключать того, что со временем «каменные скрижали» окажутся в модных нынче частных лапидариях и ученые уже никогда не смогут сложить каменные «пазлы» и прочесть загадочное петроглифическое послание. Поэтому необходимы самые срочные меры по включению скалы Абузлар и ее окрестностей, покрытых целинными степями в кадастр памятников истории и культуры Украины, обеспечение государственной охраны уникальных скал с древними петроглифами, честь открытия которых принадлежит нашему земляку, выдающемуся крымскому ученому Осману Акчокраклы.

    Александр Ена,
    кандидат географических наук.

    Андрей Ена,
    доктор биологических наук.

    Источник

    ПЕРСОНАЛЬНАЯ ПРОГРАММА СОПРОВОЖДЕНИЯ и ИМИДЖ-ТЕРАПИЯ
    +7 978 8543956, +7 978 9354573, +7 978 1002819 
    e-mail: 26206@list.ru, skype: Stalkrim

    РУСЛАН СТОЙЧЕВ

    Категория: ПЕТРОГЛИФЫ | Просмотров: 652 | Добавил: aluston | Теги: петроглифы | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]